profpr: (Default)
Murray's account of the event.
Video of the students shouting down his lecture. 
Murray's "The Bell Curve" was the first "large" book that I read in English - that was 1995. I really doubt anybody from those shouting youngsters read it.

profpr: (Default)
 ... программы мониторинга эмоций в онлайн-общении, например, чтобы вмешаться при регистрации нежелательных эмоций или идентифицировать юзеров с нежелательным поведением ...

Подскажите это Цукенбергу
profpr: (Default)
Эта классическая пост-апокалиптическая новелла 1951-го года вошла в 25-томник публиковавшейся в 70-е библиотечки фантастики. Хищные растения захватывают мир и охотятся на людей - их употребляют на удобрения.
Я помню, как выбивалось из текста куцее описание обстоятельств появления этих растений в три строки - в некоей стране проводились эксперименты по выведению новых масляничных культур, семена выкрал агент фирмы - производителя подсолнечного масла, но над океаном его самолет сбили два опять же неизвестной принадлежности истребителя и семяна развеялись по всему миру. Как оказалось при ознакомлении с оригиналом, перевод был существенно изменен. Эксперименты по скрещиванию растений с животными проводились в СССР - а неизвестные истребители, соответственно, были советскими. Забавно подчистили книгу.
profpr: (Default)
Надумали там в городе начальники от нечего делать, что следует по деревням вдоль улиц березки сажать. Красиво будет -- это первое. В случае пожара березки будут служить защитой -- это второе. Почему березки, насаженные вдоль узкой деревенской улицы, могут защищать от пожара? Ну, да уж так начальники придумали. Надумали, расписали сейчас наистрожайший приказ по волостям, волостные -- сельским старостам приказ, те -- десятским по деревням. Посадили мужики березки -- недоумевают, зачем? Случилось в то лето архиерею проезжать -- думали, что это для его проезду, чтобы, значит, ему веселее было. Разумеется, за лето все посаженные березки посохли. ... Приезжает весною чиновник, какой-то пожарный агент (чин такой есть и тоже со звездочкой) или агёл, как называют его мужики. Где березки? -- спрашивает. -- Посохли. -- Посохли! а вот я... и пошел, и пошел. Нашумел, накричал, приказал опять насадить, не то, говорит, за каждую березку по пяти рублей штрафу возьму. Испугались мужики, второй раз насадили -- посохли опять. На третью весну опять требует, -- сажай! Ну, и надумались мужики: чем вырывать березку с корнем, прямо срубают мелкий березняк, заостривают комель и втыкают к приезду агента в землю -- зелень долго держится. А по зиме на растопку идет, потому что за лето отлично на ветру просыхает.

... Денег нет, а деньги нужны. А что я значу без денег! "Денежки, что детушки, куда их пошлешь, туда сам не пойдешь". Но кто осмелится сказать, что страна наша бедна? Кто осмелится сказать, что у нас не лежат втуне огромные богатства? И кто не понимает, почему эти богатства лежат втуне? Теперь и мужик видит, что в самом деле денег нет, что, должно быть, нельзя так скоро наделать бумажек. Мужик, однако, утешает себя тем, что дядя "Китай" предлагает нашему царю денег, сколько хочешь... Но где же этот "Китай"? Где этот таинственный, могучий, богатый "Китай"? Он тут, он под ногами у нас лежит скованный, запертый замками немецкой работы, запечатанный двенадцатью печатями. Только снимите печати, только отоприте замки!.. Не мешайте нам, не водите на помочах -- и мы будем платить хороший откуп. Денег будет пропасть, только дайте возможность жить, как нам лучше... Я провел день за посадкой березок: день этот стоит мне мало -- 30 копеек. Не лучше ли мне отдать 15 копеек, чтобы не садить березок? Право, лучше 30 копеек отдать, чем все равно бесполезно зарывать их в землю.
profpr: (Default)
Перечитываю "письма из деревни" Энгельгардта

Прислушайтесь к рассуждениям отдельных лиц -- ничего не поймете. Высказываются самые, по-видимому, бессмысленные вещи, смешные даже: Китай за нас подымется. Царь Китаю не верит, боится, чтоб не обманул, говорит ему: ты, Китай, свой берег Черного моря, стереги, а я, говорит, буду свой стеречь. Она <Англия> от себя железную дорогу подземную в Плевну сделала и по ней турку войско и харч доставляла, а он-то, Черняев, англичанкину дорогу сейчас увидал и засыпать приказал. Ну, сейчас тогда Плевну и взяли, и т. д. Но масса в общей сложности имеет совершенно определенные убеждения. Турок надоел до смерти, все из-за его бунтов выходит. Но отношение к турку какое-то незлобливое, как к ребенку: несостоятельный, значит, человек, все бунтует. Нужно его усмирить, он отдышится, опять бунтовать станет, опять будет война, опять потребуют лошадей, подводы, холсты, опять капусту выбирать станут. Нужно с ним покончить раз и навсегда. В тот момент, когда одни газеты говорят о необходимости мира, другие -- робко заявляют о необходимости движения в Царьград, какой-нибудь мужик-коробочник, объясняющий, что это турецкое знамя, потому что на нем орел написан, а на русском был бы крест, с полным убеждением говорит, что нужно "конец положить". Говорит: "Оно там, что Бог даст, а нужно до Костиполя дойти". "И дойдем, -- говорит, -- только бы кто другой не вчепился. А вчепится она -- ей в хвост ударить, вот только бы Китай поддержал. Царь-то вот Китаю не верит". Никакой ненависти к турку, вся злоба на нее, на англичанку.

День сурка.
profpr: (Default)
Я недавно писал , что купил три книги "о квантах". Про flash boys я уже написал, теперь - про "Черного Лебедя": The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable by Nassim Nicholas Taleb - "одной из самых влиятельных книг современности" (ТМ). Как и положено влиятельной литературе, содержание - смесь наивных откровений, откровенного невежества и невежественных разоблачений, так что у широкой публики возникает вера в гениальность автора. Вместе с тем, для читателя,  незнакомого с литературой по рискам - особенно с behavioral economics, книга очень полезна. Особенно если держать в голове, что высказываемые автором истины (человек не рационален в своих предпочтениях, не все распределения являются гауссовскими, людям на бытовом уровне свойственно быть over-optimistic в своих прогнозах и т.д.) не являются его открытием, как кажется из текста.

Основная идея книги: существуют low-frequency high-intensity events (редкие события высокой интенсивности), непредсказуемые, но способные кардинально изменить историю. Крушение СССР, падение финансового рынка в 2008 г., 9.11 и т.д. Мир принципиально хаотичен и непредсказуем; несмотря на нашу веру в планирование и предсказания будущего, катастрофа может изменить все наши планы. И вот ради этого message стоит прочитать эту книгу. 

Но вот в чем вопрос: как готовиться к катастрофическим событиям в предлагаемой интерпретации (отсутствие исторических данных, позволяющих определить вероятность)? Например, для финансовых активов автор предлагает такой рецепт: положите часть средств в самые надежные инструменты (бонды), а остальное - в самые рисковые. Но только спасет ли такое вложение от "черного лебедя?" Где оказались сверхнадежные долги России после Революции? 

Люди не умеют готовиться к катастрофическим событиям, и поэтому все теряют - и только проницательный Талеб все предвидит - собственно, разбогател он как раз на крушениях рынка в 2000-х годах. Хуже всего ученые, у простых людей есть хотя бы практические знания, а у ученых нет вообще ничего. Статистистик забыл свой мозг в офисе: он не знает, что не все распределения случайных величин являются гауссовскими. Физик должен заниматься физикой и не лезть своей математикой в другие науки. Вот, к примеру, есть такой метод GARP (генетический алгоритм), которым математики морочат публике мозги. Математическое моелирование - плохое. Математика в социальных науках - большая ложь. Но самые большие лгуны - экономисты, математикой прикрывающие свое полное невежество - кто-нибудь слышал про экономиста, что-нибудь предсказавшего? Есть один хороший экономист, Хайек, но он математики не знал. И походу рассказывается про теорию фракталов, странный аттрактор, уравнение Навье-Стокса и т.д. - вот это хорошая математика, полезная. Мне кажется, что именно такой набор антинаучной полемики и примитивных научных знаний дожен сделать книгу популярной среди консерваторов - любопытно узнать, так ли это.  

Кстати, автор в книге называет себя "профессор неопределенности" (Professor of Uncertainty). Удивительные дисциплины бывают в университетах. 


Flash Boys

Nov. 16th, 2014 07:44 pm
profpr: (Default)
Flash Boys by Michael Lewes. Здорово написано, увлекательно. Главный герой, Bradley Katsuyama - основатель альтернативной биржи IEX, сознательно увеличивающей скорость транзакций дабы уничтожить преимущества высокоскоростной торговли. Есть ряд вспомогательных хороших парней, например, русский программист Сергей Алейников, тот самый, которого Голдман Сакс посадил за кражу программного кода - автор, кстати, утверждает, что кражи не было. И есть ЗЛО - кванты, занимающиеся скоростной торговлей. Описан возможный механизм так: покупатель дает брокеру поручение купить, скажем, 100000 акций IBM. Кванты выставляют минимальные лоты, скажем, 100 акций, по самой лучшей цене; по закону, эта транзакция должна пройти первой. За время прохода этой первой транзакции квант успевает скупить большое количество IBM, мгновенно поднимая цену предложения, так что остаткой в 99900 акций брокер скупает уже по более высокой цене. Совершенно классно описана прокладка файбера для связи биржи Чикаго и Нью-Йорка - в полной секретности, через горы Аппалачей по кратчайшему маршруту, чтобы 200 избранных подписчиков могли быстрее всех реагировать на разность в цене на биржах. 

А потом вдруг натыкаешься на что-то тебе известное и уши вянут. Бедный Сергей Алейников не мог получить образования в России - потому, что евреев в Москве принимали только в два университета, и то очень ограничено. Тупой суд установил факт кражи кода - насмотря на то, что программный язык 26 мегов кода, которые Алейников забрал из Голдман Сакс при увольнении, отличался от языка, на котором тот собирался программировать на своей следующей работе. Этот факт вообще дважды повторен. Вот именно поэтому я все меньше читаю книг, написанных профессиональными журналистами: у них уже все расписано, что хорошо, что плохо, под эту схему подогнан сюжет, а вокруг пустота. 

Кстати, только что пришло в голову, 26 мегов кода - это порядка четверти миллионов строк.
profpr: (Default)
 Просматривая на audible список non-fiction бестселлеров NY Times, обнаружил закономерность: из 38 книг, заглавия тридцати содержали двоеточие. 
profpr: (Default)
Недавно в сообществе [livejournal.com profile] rusam одна дама спросила: "Господа, а правда, что наша замечательная русская эмиграция, (все интеллектуалы на подбор) серьезно восприняла книгу "Bell Curve"". Я весьма подивился откликам на этот вопрос: подавляющее большинство про книгу даже не слышало. Меж тем, The Bell Curve: Intelligence and Class Structure in American Life - одна из влиятельных научных книг, определяющих публичный дискурс и политику в США. Вот основные выводы книги, которые я скопировал из Википедии:
- Интеллект существует и поддается аккуратному измерению, в том числе по расам, языкам и национальностям.
- Интеллект - один из важных факторов, если не самый важный, коррелирующих с экономическим, социальным, и общим успехом в США, и его влияние возрастает.
- Интеллект в основном наследуется (на 40% - 80%).
- Никто не был в состоянии продемонстрировать способность существенного улучшения IQ путем изменения среды - за исключением приемных детей - поэтому успех таких манипуляций в будущем сомнителен. Эти факты отрицаются в США.
Можно по-разному относится к выводам и к методам авторов (было много споров в печати и статей об ограниченности их методологии), но незнание их существования в образованной элиты общества мне показалось странным. По-моему, тут есть что-то от неразвитости гуманитарного образования в бывшем СССР.
profpr: (Default)
Кванты имеются в виду финансовые, quantitative analysts. Прочитал две книги и в процессе чтения третьей. Каждая из книг рассматривает одно и то же явление, изменения в торговле акциями, с различных позиций.

Flash Boys by Michael Lewes - увлекательная история банкира, решившего оздоровить торговлю акциями, страдающую от спекулянтов-квантов, наживающихся на честных инвесторах. Лейтмотив книги: откуда идут сверхдоходы квантов? - да это они наши пенсионные фонды обирают.

The Black Swan: The Impact of the Highly Improbable by Nassim Nicholas Taleb. Мир принципиально непредсказуем, люди ищут определенности; находят ее, апостериори объясняя события причинно-следственной цепочкой, но предсказательной силы такие объяснения не несут. Всего хуже интеллектуалы, запудривающие мозги публики математикой - на самом деле, они точно так же неспособны предсказать появление "черного лебедя" (непредсказуемого явления с большим импактом - например, крушение рынка акций), как и любой другой человек.

The Physics of Wall Street: A Brief History of Predicting the Unpredictable by James Owen Weatherall - история математизации торговли акциями. Как и положено academics, книга начинается со времен Блеза Паскаля :-) Лейтмотив: только вооруженные математическим аппаратом физики способны внести понимание и уменьшить неопределенность в торговле акциями. Большинство "черных лебедей" на самом деле является "королями драконов", то есть принципиально предсказуемы. Back off man, I'm a scientist.

Одна из книг находится в полном согласии с моим пониманием мироустройства - мои долговременные френды, конечно, могут догадаться, которая из :-), но все и каждая это понимание дополняют. Попробую немножко написать по каждой из книг в отдельности. 




profpr: (Default)
 
Название, понятно, перекликается с британским боевиком "Лоуренс Аравийский". В последние годы я увлекся документальными книгами об истории Первой мировой войны. Отчасти потому, что в школьном курсе истории про нее говорили мало - шесть пулек в Сараево, Брусиловский прорыв, Брестский мир, а дальше уже коварная Антанта. Отчасти потому, что эта война определила всю современную эпоху - устройство общества и экономики, развитие техники, международные отношения и т.д. И вот еще одна захватывающая книга о войне на Ближнем Востоке - разрушающаяся османская империя, немецкие и еврейские шпионы, арабские племена, американские нефтепромышленники, союзники-соперники Британия и Франция. Делящие между собой пост-военный мир задолго до окончания войны. И Томас Лоуренс, ученый - арабист, археолог, младший офицер британской армии, ставший вдохновителем и организатором Великого Арабского Восстания 1916 - 1918 гг. и пытающийся осуществить свое собственное видение мироустройства. 
Хорошие книги должны писать ученые, у журналистов для этого не хватает глубины знания предмета. 
profpr: (Default)
 
  Название амбициозное - и книга подстать.  Карл Маркс в Капитале исследовал экономику империализма и показал, что естественная динамика распределения капитала ведет к экстремальному неравенству в обществе, которое заканчивается социальной революцией. Научно-техническая революция и Первая мировая война разрушили предпосылки такого развития экономики - но втор пытается исследовать, при каких условиях они могут снова возникнуть.
Книга о долговременной динамике капитала и распределения доходов с капитала в различных слоях общества. Автор начинает с того, что делит национальный доход на две части, зарплату (wages income) и доход с капитала, и последовательно исследует эволюцию долей этих частей во времени, начиная с 17-го века, в различных странах, в различных социальных группах, в группах по доходам (нижние 50%, 50-90%, верхний дециль, верхний перцентиль, верхние 0.1% и 0.01%) и т.д. Как во времени менялось соотношение зарплаты и дохода с капитала по слоям общества. Какие тенденции можно ожидать в будущем. Что это означает для общества. Может показаться скучным - но книга очень интересная и неожиданная. 

profpr: (Default)
Что-то давно я не писал про кинжки. Вообще, заметил, что худлит мне уже давно не очень интересен. В какой-то момент в чтении для развлечения я практически полностью перешел на научпоп. А сейчас и творцы научпопных бестселлеров типа Малкольма Гладвелла надоели - глубину знания профессионала не заменить качеством текста журналиста - и я перешел на университетские лекции.

The Rise and Fall of the British Empire by Lawrence James. История Империи с 17-го века. Одна из лучших исторических книг, которые я читал, изложение захватывает. Много пересечений с другими историческими книгами и с художественной литературой - революции, войны, колонии, наука, - и перманентная борьба представлений о правильном общественном устройстве.

Кстати - неизвестная мне ранее тривия: слово бойкот тоже оказалось именем. Капитан Чарльз Бойкот, обессмертивший себя весьма усердной работой в должности управляющего крупного английского землевладельца в Ирландии.
profpr: (Default)
Удивительно маленькая дистанция между классификацией поступка как героического, злодейского и идиотского. Вот пишут про двух героев подростков, которые преследовали на велосипедах подозрительную машину, так что водитель испугался и выбросил из автомобиля похищенную им девочку. А мог бы не испугаться, а выстрелить, превратив подвиг подростков в преступный идиотизм. А дав пистолет уже подросткам, можно получить, скажем, труп водителя, искавшего дом своего отца. Интересно, их тогда оправдали бы?
profpr: (Default)
"Современные реконструкции древних городов обычно изображают их воображаемый апогей, ряды монументальной архитектуры в великолепном состоянии. Но Тиваноку выглядел по-другому. Согласно Исбелл и Вранич, он и задуман был по-другому. С момента основания ... город находился в полуразрушенном состоянии - преднамеренно, потому, что разрушенные стены придавали Тиваноку авторитет древности. Одновременно, другие части города находились в состоянии постоянного строительства, что должно было свидетельствовать о богатстве и жизненной силе государства. Иногда в новых проектах использовались части старых зданий, ускоряя процесс образования руин. Следуя традициям Анд, строители, вероятно, были гастарбайтерами. Периодически, строительство прерывалось ритуальными пирами, в процессе которых разбивалось много керамической посуды. И строительство продолжалось снова, беспрерывно. "Их монументальные сооружения строятся так, как будто процесс строительства не должен завершиться", удивлялся в 1571-м году испанский ученый Поло де Ондегардо. "Именно так", говорят Исбелл и Вранич. Завершение строительства не было целью. Целью было непрекращающееся движение к цели. "

А вы, заевшиеся москвичи, вместо того, чтобы склонить головы пред будущим величием развалин Москвы, все жалуетесь - мэр Собянин тротуары вам разломал.

Отсюда
profpr: (Default)
Читаю That used to be us Томаса Фридмана. Взгляды его мне хорошо известны по колонке в New York Times, и я их, в целом, разделяю: только государственные инвестиции в науку, образование и инфраструктуру, плюс государственное регулирование, направленное на поддержку инноваций способны остановить постепенное превращение Америки в страну второго плана. Но примеры весьма интересны.


profpr: (Default)
Очень интересный вводный курс в историю раннего средневековья для такого незнайки как я. Оформлено как курс университетских лекций; читает не профессиональный чтец, а сам профессор, что само по себе интересно эффектом присутствия: слышно, как он запинается, как бы задумывается, в сложных для понимания местах, тяжело вздыхает, в общем, живой человек.
У нас ведь в школе как было: история древнего Рима, потом практически ничего, а затем ренессанс. А посередине альтернативная история Фоменко. Книга как раз покрывает эту дырку школьного курса.
 

profpr: (Default)
Главная идея книги "Атлас расправил плечи" изложена в 47-страничной речи Джона Галта. Честно признаюсь, этой части я не осилил, отпав где-то на пятой странице и, отчасти, переживал из-за этого, довольствуясь популярными пересказами. Но вот Кругман пишет, что не осилил этой речи даже Фридрих Хайек. Я знаю, что среди читателей моей ленты представлен весь политический спектр, от коммунистов до ультраконсерваторов. Интересно, какая политическая ориентация тех, кто более-менее целиком прочитал речь Джона Галта?
PS Пришло в голову, что политориентация - это слишком личный вопрос. Тогда хотя бы есть ли вообще те, кто эту речь прочитал?
profpr: (Default)
В последние несколько лет в моем чтении "для развлечения" много книг, прорабатывающих тему соотношения рационального и иррационального в принятии решений. Сейчас читаю замечательную книгу психолога и по совместительству лауреата нобелевской премии в экономике Daniel Kahneman "Thinking, fast and slow". Книга в целом следует курсом его научной карьеры: служба психологом в армии Израиля, где он находит, что экспертные суждения профессиональных психологов о перспективности солдат оправдываются хуже, чем простейший индекс, составляемый на основе опросника; ранние работы по исследованию неосознающихся предвзятостей суждений*; работы в экономике, показавшие, что основное предположение стандартной экономической теории, максимизация полезности**, не оправдано, ну и так далее.

Понравилось настолько, что нахожу примеры прочитанного ежедневно и повсеместно. Вчера говорил с мужиком, абсолютно уверенным, что он сделал свои деньги на бирже благодаря отличному знанию рынка (а не удаче, как полагает Кахнеман). Тогда же у Феликса Березина в журнале, кстати, очень интересно он пишет, прочитал полную фантастику про условия, на которых его пациент прибыл учиться в университет США. Об условиях ФБ прочитал самостоятельно в контракте на английском, которого, по собственным словам, не знает, но в своем мнении уверен.

В целом, книга про излишнюю самоуверенность людей, видящих свои поступки рациональными, а их результаты - прогнозируемыми.

* Пример, мне понравившийся: группе исследуемых судей в Германии давали "дела" о кражах в магазинах; судьи должны были рекомендовать срок заключения. Перед изучением дела судья должен был бросить игровой кубик. Судьи, у которых выпадало большее число, имели тенденцию выносить приговор с более длинным сроком.

** Ни в коем случае не наезд на френдов-экономистов. Просто ретрансляция того, что я, как мне кажется :-) , понял  у Кахнемана, и за что он получил нобеля.
profpr: (Default)
Читая книжку одного знаменитого оптимиста научно-технического прогресса, наткнулся на ссылку на эссе Малькольма Гладвелла 2001-го года "Java Man". Легкость мысли у Гладвелла необыкновенная, что не книжка - то бестселлер, и ссылкой на него оптимист меня подивил. Но забавно. Речь у оптимиста шла о том, что научно-технический прогресс в Европе начался с моды на кофе. До этого основным напитком было пиво. Чистую воду пить было небезопасно, поэтому с утра до вечера все, с младенчества и до смерти, глушили алкоголь. Ну это как у Дюма, на завтрак три мушкетера с господином д'Артаньяном берут дюжину Бургундского и идут воевать гугенота. А русский мужик, понятно, ведро хлебного вина на завтрак хватит и идет поле пахать в ближайшую канаву. Какой уж тут научный прогресс, если вся Европа в запое. А тут - кофе. Во-первых, народ сразу просох и задумался о прибавочной стоимости. Во-вторых, стал собираться в кофе-хаусы, а там - свободный обмен информацией, интернет 17-го века. В кабаке ведь о чем говорят? Вот именно, о них. Скажете, еще клубы были? Как будто там о НТР говорили - да вы Лермонтова или какого другого пушкина почитайте, как золотая молодежь клубилась. Герцена на них не было, вот что. А тут - кофе! За чашечкой эспрессо кроме как про атомоходы, бороздящие просторы вселенной, и подумать стыдно.

Вот так прогресс и покатился. В Европе. Только во Всевстающей с Колен подзадержался. Потому что коммунисты и лично товарищ вместо мокко поили народ кофейным напитоком "Бодрость" из цикория. А цикорий-хаусов Госплан не запланировал вплоть до прихода коммунизма в 1980-м году. Ну как тут с горя не пойти к магазину - а там друзья.

И еще одна поучительная история. Густав III, король шведский, решил проверить, насколько верны научные данные о вреде кофе и чая. Эксперементировали, как было принято в варварском 18-м веке, на собственных заключенных, да и то сказать, до Нигерии или Вьетнама попробуй, доплыви на ладье. Так вот, эти  убийцы в белых халатах одного заключенного поили  кофе, а другого - чаем. Но заключенные пережили и падишаха и двух ослов докторов-эксперементаторов. А померли от преклонного возраста, прожив долгую и счастливую жизнь в уютной камере. 

А эссе Гладвелла советую. За чашечкой кофе. 

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930

Most Popular Tags

Expand Cut Tags

No cut tags